Запрет на выборы для “причастных к экстремизму” вызвал неудобные вопросы

Ответов на них в Госдуме не дали

Госдума голосами единороссов приняла в первом чтении законопроект, который запрещает участвовать в парламентских выборах «причастным к деятельности экстремистских или террористических организаций». На вопрос о том, кто будет решать, «причастен» конкретный кандидат или нет, авторы законопроекта ответить не смогли — или не захотели.

Запрет на выборы для "причастных к экстремизму" вызвал неудобные вопросы

Депутат Андрей Альшевских («ЕР»), который представлял неоднозначный закон в Думе. Фото: oblgazeta.ru

«МК» писал об этом удивительном законопроекте, который подписан членами думской Комиссии по иностранному вмешательству из всех фракций. И без того длинный перечень категорий россиян, которым участвовать в выборах в Госдуму запрещается, они предложили дополнить за счет «причастных» к деятельности какой-нибудь организации, признанной судом экстремистской или террористической. «Причастных» в течение определенного срока (до трех лет) до этого судебного решения.

Те, кто учреждал попавшую в черный список организацию или руководил ею, не смогут избираться в Госдуму в течение пяти лет после вступления в силу решения суда. Рядовые члены, сотрудники, а также «иные причастные» — в течение трех лет. Кто рискует стать «иным причастным»? Те, кто финансировал экстремистскую организацию хоть копейкой, консультировал или оказывал ей некую «иную помощь». Как хотите, так и понимайте…

От имени авторов выступал Андрей Альшевских («ЕР»). Экстремисты представляют опасность для государства, КС неоднократно говорил, что федеральный законодатель вправе установить повышенные требования к лицам, претендующим на высшие государственные должности, сказал он. И заметил, что «аналогичные ограничения есть в законодательстве Китая, Сингапура и ряда других стран». Сейчас «в реестре экстремистских организаций — 83 организации, в реестре террористических — 33, причастны к экстремизму и терроризму, к совершению тяжких преступлений почти 11 тысяч человек», и, если они заявятся на выборы, сказал докладчик, будет просто беда.

Откуда взялась цифра «11 тысяч» — непонятно. Особенно если учесть, что ранее сам г-н Альшевских говорил, что «причастные» — это не соучастники преступлений или преступники, признанные таковыми уголовным судом…

От имени профильного Комитета по контролю и регламенту выступал Дмитрий Ламейкин («ЕР»). Экстремисты и террористы наносят ущерб безопасности государства, и законопроект полностью согласуется со статьей 55 Конституции, где говорится, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом, если это необходимо в целях защиты основ конституционного строя и безопасности государства.

Алексей Куринный (КПРФ) спросил, как соотносится законопроект с другой статьей Конституции — под номером 54, где говорится, что законы, устанавливающие ответственность, не могут иметь обратной силы, а тут, получается, работала организация законно, потом суд признал ее экстремистской, и все, кто в ней работал за 3 года до того и имел какое-то к ней отношение, не могут быть избранными?

Г-н Альшевских в ответ сказал лишь, что вопрос о том, на сколько лет поражать в правах «причастных» — на 3, 5 или 10, — это «вопрос дискуссий» перед вторым чтением. Говорить про статью 54 Конституции ни он, ни г-н Ламейкин не захотели.

Валерий Гартунг («СР») попробовал уточнить, кто «причастность» будет устанавливать и на основании какой информации. Вопрос этот, между прочим, — один из главных: в тексте законопроекта он оставлен за скобками, и механизм признания кого-то «причастным» никак не раскрывается.

Из выступлений представителей фракций стало ясно, что «за» готова голосовать лишь «Единая Россия». Еще один автор, глава Комитета по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев («ЕР») заявил, что Комиссия по иностранному вмешательству «регулярно фиксирует» попытки повлиять из-за рубежа на наши выборы», причем «западники пытаются воздействовать и через экстремистские организации». Посмотрите, что происходит в парламенте Грузии и Верховной раде, продолжал он, — «кому нужны такие парламенты? Понятно, кому. Цель законопроекта — не допустить такого сценария». «Есть ли такая опасность в России?» — спросил г-н Пискарев и сам себе ответил: «Есть».

Г-н Гартунг объяснил, что справороссы голосовать «за» не готовы из-за мутности формулировок законопроекта: «Что значит причастен? Стены красил в этой организации, водителем работал? Не устанавливая вклада конкретного человека в деятельность организации, мы лишаем его конституционного права!» Поправками законопроект поправить невозможно, констатировал справоросс, потому что «весь он в полном объеме нарушает сразу несколько статей Конституции».

«Любой адвокат, который консультировал организацию до того, которая потом была признана экстремистской, тоже становится «причастным» и пораженным в правах. Юристы говорят, что законопроект должен быть признан неконституционным, если Конституционный суд хоть минимально проявит волю к жизни», — от имени КПРФ заявил Юрий Синельщиков. «Когда у вас суды полностью подконтрольны все, от мирового до Конституционного, признают экстремистским хоть клуб любителей кошек, если понадобится!» — скептически оценил Сергей Иванов (ЛДПР) перспективу добиться успеха в КС. «Всякое действие равно противодействию, ненависть вы загоняете, а она все равно выплеснется — и, не дай бог, вам под это попасть», — пророчил он…

В Конституционный суд этот законопроект если и попадет, то лишь став законом и будучи опробованным в ходе думской кампании 2021 года. А второе чтение запланировано уже на 25 мая.

Источник: www.mk.ru

Подписаться
Уведомлять
guest
0 Комментарии
Inline Feedbacks
View all comments