“У нашего двуглавого орла приболело одно крыло”

Русская национальная идея и смутное время

Есть два важных философско-исторических вопроса: русскость это биологическая национальность или все же состояние души? И второй — а национализм это хорошо или плохо?

"У нашего двуглавого орла приболело одно крыло"

Фото: kremlin.ru

Ведь идеи национализма поднимались серьезными учеными-мыслителями еще до патологического извращения национализма Гитлером, Муссолини и Бандерой. Скажем, из известных российских В.С.Соловьевым («Национальный вопрос в России»); Н.А.Бердяевым («Судьба России»). Из немецких до фашизма О.Шпенглером («Закат Западного мира»). В 90-е тему пытался подать А.И.Солженицын (статья «Как нам обустроить Россию»), и после него я могу назвать не один десяток доброкачественных научных работ с мучительными вопросами и ответами о судьбе России как самобытного национального государства.

Равнодушных к этой идее уже потормошили вопросом о национальности во время переписи населения 2010 года. Многие тогда запутали социологов своими ответами, написав, что они казаки (узаконенная культурно-этническая общность, но не узаконенная национальность). Кто-то написал себя по национальности отца, кто-то матери, т.е. искали (сами порой не сознавая) ответ в материальном аспекте философской концепции антропологизма. Те, кто уверенно полагал, что исповедуемая им религия важнее сомнительной абсолютной чистоты крови, указал свою конфессиональную принадлежность, т.е. православный, мусульманин и т.д. Вспомним, что в Российской империи в паспортах указывалось именно вероисповедание, а не национальность (появилась в паспортах и анкетах в советской атеистической России).

Однако сегодняшняя демократия, как и ее конституции, по известному замечанию философа Ж. де Местра (ХVIII век) «предназначенная для всех народов, не пригодна ни для одного» (см. его «Рассуждения о Франции»). Демократия как вид государственной власти может быть оформлена идеологически как система политизированных принципов, но национальной объединяющей идеей для такого культурного и многонационального государства, как Россия, этот вид абстрактной, недостаточной власти быть не может.

Для демократии нужен не духовно-исторический культурный народ, а некая смешанная субкультурная масса, население, а лучше всего толпа (у прозападных политологов это смешанное богопустынное гражданское общество), и, конечно, демократии нужны многообещающие декларации, а именно соблазны всеобщим равенством (из французских деклараций ХVIII века еще и братством), абстрактной свободой и т.п., набором красивых слов, написанных на бумаге под названием конституция.

Слава Богу, конституцию еще никто из серьезных ученых не попытался подвести под феномен русской национальной идеи (у тех, кто попытался, получается неубедительно, с массой натяжек и спекуляций словами). Толкованием феномена «русская национальная идея» даже страшно заниматься. Согласитесь: как только известный человек заявит публично, что он русский националист, его тут же запишут в расисты, шовинисты, погромщики и т.п., прямиком в фашисты. Сразу припомнят дореволюционный «Союз русского народа», который еще в дореволюционной России либеральные силы и их пресса провозгласили черносотенцами с антисемитской физиономией. Между тем в том «Союзе» состояли и члены царской фамилии, генерал-губернаторы, философы, писатели, и целью «Союза» было утверждение православной веры на Руси и усиление славянского единства. Этот «Союз» следовал евангельской заповеди братской любви без национальных различий: нет перед Богом ни эллина, ни иудея. Были еврейские погромы, которые царская власть пресекала самыми жесткими мерами с применением регулярных и иррегулярных войск (казаки). Прочитайте об этом вполне доступное произведение В.В.Шульгина «Годы, дни — 1920».

Но что же решили упомянутые русские и иные мыслители о национализме русского и иного народа? У всех разными словами один вывод (сравните): «Индивидуальная ценность национальности выражается прежде всего в ее культуре… национальность это духовный лик» (Бердяев). «Русский национализм это любовь к исторически сложившемуся духовному облику… он утверждает свое, но не презирает чужое» (Ильин). «Народ в стиле культуры, т.е. исторический народ, называется нацией. Нация, поскольку она живет и борется, обладает государством не только как состоянием движения, но прежде всего как идеей» (О.Шпенглер).

О В.Путине можно смело сказать, что он по своему духовному содержанию подходит под философское понятие «христианская личность» и в значительной мере воцерковленный человек (одно из доказательств — это его успешные усилия по воссоединению РПЦ и РПЦ За рубежом). Он по прошествии лет сориентировался в том, что новый СССР на базе коммунистической утопии не создашь, и пытаться не надо. Он последователен в центростремительном движении собирания российских земель некогда Российской империи, которая при советской власти называлась СССР. СССР лишь на бумажной конституции назывался федеративным, а в реалии был жестко унитарным (свинью с федеративностью в свое время подложил Ленин. Сталин был резко против, поскольку понимал опасность этой мины замедленного действия, сработавшей в 1991 году). Понятно, что империю образца до 1918 года не соберешь, да и не надо, то есть точно без Польши, Финляндии и кого-то еще, например Прибалтики. Еще раз отдадим должное В.В.Путину: не спеша, но уверенно подтянувшему к Московской Руси Южную Осетию и Абхазию и не отдающему Приднестровье (отвоеванное в свое время Суворовым) ни Молдавии, ни Румынии, ну и, конечно, Крым.

Сделано всё юридически чисто: признаны референдумы в Абхазии и Осетии (их было по четыре, и ответ всегда один — в Россию); в 2000-е там же назначены российские пенсии и выданы наши паспорта (как и паспорта в Приднестровье); референдум в Крыму, и им наши паспорта. Дело за Новороссией, где уже 400 тыс. граждан России, и нападение на них западенских (якобы украинских) националистов по всем нормам международного и морального права должно вызвать соответствующую силовую реакцию России.

Идея как слово и понятие этимологически предполагает обозначение идеала (не идола и не кумира), причем для верующего человека любой религиозной конфессии это идеал духовный, и он первичен и абсолютен. Он предопределяет подлинную культуру народа, и это «исторический народ». Все остальные идеалы для укрепившегося в вере человека вторичны и проверяются на истинность и прочность, если они не богопротивны. Нигилисты европейские и доморощенные столетиями подгоняют народам ложные идеалы: то классовые (социал-коммунисты), то мещанские — культ преуспевающего коммерсанта (это мы в России наблюдаем уже 30 лет). О.Шпенглер уже в 1918 году был прав, утверждая, что гибель Европы — это утрата духовной культуры как основы (идеи нации), вместо которой пришла материальная цивилизация (мещанство).

С человеком все как-то понятнее, так как ему открыт путь к бытию или, как худший вариант, — к существованию. Сложнее всего с государством в периоды, когда государство потеряло понимание идеи и основополагающей культуры своего народа, заменив идею абстрактной идеологией, культуру цивилизацией, а народ (нацию) политизировало (т.н. «советский народ» или «россияне») и превратила в граждан (гражданское общество) и население. Тут государство теряет связь со своим народом (нацией) и начинает общаться со своим народом посредством принятия бесконечного числа формальных законов (известный губительный для государства и людей позитивизм). Наше принимает в среднем 350 федеральных законов в год. Совсем забывается, что оно имеет дело с живыми людьми, и от этого такая страсть к всеобщей цифровизации, к искусственному интеллекту и подмене духовника психологом. Россия это не только огромное территориальное пространство, но и внутреннее духовное пространство, и главнейшая и сложнейшая задача государства создать условия для завоевания духовным пространством территориального. Здесь не надо новых миров и новых идей, и не дай Бог так называемых правовых механизмов, чем наша власть сейчас излишне увлечена. Такая светская власть пропадает, как пропала власть КПСС в СССР. Государство не может быть ни идеей, ни идеалом и не должно конкурировать с религией или брать ее «напрокат» для украшения своей идеологии (коммунисты попробовали и сейчас стараются приспособить Нагорную проповедь к Манифесту коммунистической партии, как когда-то к Моральному кодексу строителя коммунизма).

Стоит прислушаться и к одному из наиболее цитируемых В.В.Путиным философов — И.А.Ильину: «Вызвать к жизни религиозность — власть не в силах, но оградить ее зарождение и расцвет есть прямая обязанность государства, мало того — это для него вопрос бытия». Заметим, что это вопрос бытия и для всех нас, надеющихся жить в России. А форма государства для этого для России давно предопределена, например, великим русским поэтом и дипломатом Ф.И.Тютчевым: «Вопрос племенной — лишь второстепенный или, скорее, это не принцип. Это стихия. Принципом является православная традиция, и поэтому Россия как православная является залогохранительницей Империи» (см. его «Россия и Запад: книга пророчеств»). К слову, у нашего двуглавого орла приболело одно крыло — малоросское, и его надо безотлагательно лечить. Там есть хорошие доктора — православное духовенство и его паства, которые показали свою национальную идею, собрав на Пасхальный крестный ход 350 тысяч человек — и русских, и украинцев (2021 год).

Нашей власти следует немедленно перестать носиться с космополитической либеральной идеей так называемого гражданского общества, членство в котором не прельстит ни ортодоксальных христиан, ни фундаментальных исламистов, ни ортодоксальных иудеев, где преобладает духовная религиозная общинность, для которых национальная идея в их религиозных первоисточниках. Россия может быть (сбыться) только как империя: Центральная Русь, Малая Русь (Киевская) и Белая Русь. Здесь путь к единству индивидуальностей как принадлежность к национальности. Н.А.Бердяев здесь прав: «Национальность есть проблема историческая, а не социальная, проблема конкретной культуры, а не отвлеченной общественности. Все попытки рационального определения национальности ведут к неудачам».

Источник: www.mk.ru

Подписаться
Уведомлять
guest
0 Комментарии
Inline Feedbacks
View all comments