Российский суд впервые вступился за иноагента

В Санкт-Петербурге возникла процессуальная коллизия вокруг фонда «Гуманитарное действие”

В Санкт-Петербурге произошла коллизия в решениях двух судов, связанных со статусом иноагента. Благотворительный фонд «Гуманитарное действие» (включен в реестр иноагентов) пытался оспорить решение Минюста о статусе, но Октябрьский районный суд встал на сторону ведомства. Вместе с этим министерство выписало фонду штраф за то, что они добровольно не включили себя в «иноагентский» реестр. Но Петроградский суд, где рассматривалось это дело, посчитал, что «Гуманитарное действие» не должно выплачивать штраф за «самоневключение», поскольку не занимается политической деятельностью. Получается, что Фонд нужно считать иноагентом, но штрафовать его за то, что он себя таковым не признает — нельзя.

Российский суд впервые вступился за иноагента

Фото: Наталия Губернаторова

Фонд «Гуманитарное действие» работает в Петербурге с 2001 года. За это время организация помогла десяткам тысячам наркозависимых, а также людям с ВИЧ. Они оказывают им психологическую помощь, помогают с лекарствами и с восстановлением документов. Тем не менее, в конце прошлого года сотрудники Минюста включили организацию в реестр иностранных агентов. Фонд с этим решением не согласился и начались длительные судебные разбирательства.

Гендиректор Фонда Сергей Дугин рассказал «МК» о том, как происходит процедура включения в реестр. По его словам, сначала прокуратура пишет распоряжение в Минюст о том, что, как им кажется, организации необходимо присвоить статус иноагента. Затем сотрудники Минюста приходят с внеплановой проверкой: требуют кучу бумаг, проверяют сайт и соцсети. «В постановлении Конституционного суда говорится, что те организации, которые работают в областях здравоохранения, культуры, спорта и социальной помощи — не могут быть признаны иноагентами, даже если получают финансовую помощь из-за рубежа. Мы также попадаем под эти исключения, но в Минюсте это учитывать не стали», – поделился Дугин.

По итогам своей проверки работники ведомства сделали около 50 скриншотов различных публикаций, в которых они рассмотрели политическую деятельность организации. «Публикации касаются исключительно вопросов здравоохранения, а именно вопросов, связанных со снижением количества передозировок от наркотических препаратов, профилактике гепатита и ВИЧ-инфекции, несколько интервью, которые сотрудники организации дали различным изданиям о том, как они сами борются с гепатитом. Эти материалы находятся в русле деятельности здравоохранения. Никак иначе их трактовать нельзя», – считает адвокат Максим Крупский, представляющей интересы НКО.

Тем не менее, Октябрьский районный суд не стал рассматривать эти доводы и признал решение Минюста законным. После этого Фонд должен был самостоятельно внести себя в реестр иноагентов. Нарушителям грозит штраф от 300 до 500 тысяч рублей.

Дело о штрафе рассматривал Петроградский районный суд. И тут внезапно судья приняла во внимание доказательства, представленные фондом. «Судья спросила у представителя Минюста, как эти публикации свидетельствуют о политической деятельности организации? На что в министерстве не смогли найти убедительных доводов. Суд учел и принял во внимание лицензии, которые имеются у организации, и сделал вывод, что фонд попадает под исключения», – сказал Крупский.

В результате разбирательство по этому делу зашло в патовую ситуацию, когда есть решение одного суда, в котором говорится, что деятельность фонда носит политический характер, и есть другое решение суда о том, что они не занимаются политической деятельностью. «Я считаю, что прецедентом в данном случае является качество вопросов, которые были поставлены Петроградским судом перед Минюстом по Санкт-Петербургу. Это очень важное дело. Впервые суд так грамотно и четко применил действующее законодательство. Я не знаю, будет ли так в других процессах по этому делу. Но это был пример квалифицированной и качественной работы Петроградского суда», – сказал адвокат.

По его мнению, при вынесении подобных решений, сотрудники Минюста сначала должны ответить на вопрос: «Входит ли деятельность организации в область здравоохранения или другую сферу, попадающую под исключения?». Второй вопрос должен звучать так: «Выходит ли деятельность организации за пределы работы в сфере здравоохранения?». По словам Крупского, он не представляет, на что ориентируются в министерстве при ответах на эти вопросы.

Источник: www.mk.ru

Подписаться
Уведомлять
guest
0 Комментарии
Inline Feedbacks
View all comments