Разъяснились последствия решения ЕСПЧ о приостановке ликвидации «Мемориала»

Будут ли настаивать на своем российские власти

ЕСПЧ потребовал от России приостановить ликвидацию Международного «Мемориала» и правозащитного центра «Мемориал», признанных в России иностранными агентами – приостановить до тех пор, пока в Страсбурге не рассмотрят жалобу этих организаций, поданную ещё в 2013 году. Мы попробовали разобраться, что значит решение ЕСПЧ, может ли Россия его не исполнить и к каким последствиям это приведет. Если приведет, конечно.

Разъяснились последствия решения ЕСПЧ о приостановке ликвидации  «Мемориала»

Фото: echr.coe.int

28 декабря Верховный суд удовлетворил иск Генпрокуратуры о ликвидации Международного «Мемориала», 29 декабря аналогичное решение по иску столичной прокуратуры принял Мосгорсуд. Обе старейшие правозащитные организации России были включены Минюстом в реестр НКО-иноагентов в 2015 году, но ещё раньше, в 2013 году подавали в ЕСПЧ жалобу на законодательство об иностранных агентах.

Эта жалоба лежит в Страсбурге вот уже 8 лет, получается. В 2016 году она была принята к рассмотрению и объединена с жалобами более 60 других российских НКО.

Как только стало известно о решениях ВС и Мосгорсуда, правозащитники обратились в ЕСПЧ с просьбой приостановить принудительный роспуск организаций. И вечером 29 декабря председатель секции Европейского суда после консультаций с соответствующей судебной палатой «решил указать правительству России», что «в интересах сторон и надлежащего ведения разбирательства» исполнение о роспуске (то есть ликвидации) этих организаций «должно быть приостановлено на период, необходимый для рассмотрения» той самой жалобы 2013 года. Это написано в письме, которое получило руководство «Мемориала».

В данном случае речь идет о приостановке ликвидации как обеспечительной мере, объяснил «МК» руководитель международной практики правозащитной группы «Агора» Кирилл Коротеев. Такого рода решения по жалобам граждан из разных стран ЕСПЧ принимает «пару сотен каждый год», сказал он, и с 2005 года их исполнение считается обязательным для сторон. «Большинство таких решений принималось по миграционным вопросам, это запреты на депортацию или экстрадицию»,- уточняет г-н Коротеев.

Исполняет ли решения об обеспечительных мерах Россия? «Иногда исполняет, иногда – нет»,- говорит юрист. Например, выходец из Узбекистана Абдугани Камалиев был в 2007 году выслан на родину через год после того, как Генпрокуратура РФ отклонила запрос узбекской стороны о его выдаче для привлечения к уголовной ответственности за преступления, связанные с религиозными убеждениями. Но узбекские власти, видимо, продолжали настаивать, и тогда Камалиева как бы депортировали за незначительное административное правонарушение из Тюмени в Узбекистан – через 26 часов после того, как ЕСПЧ предписал его не высылать вплоть до рассмотрения поданной в Страсбург жалобы.

На родине Камалиева осудили на 11 лет лишения свободы. А в 2010 году ЕСПЧ рассмотрел его дело по существу и признал: неисполнение Россией обеспечительной меры и депортация нарушили требования статьи 34 Европейской Конвенции по правам человека, в которой закреплено обязательство государств-участников не препятствовать заявителям при осуществлении ими права на обращение в Страсбург…

Справедливости ради надо отметить, что не только РФ иногда отказывается (громко или явочным порядком) исполнять предписания ЕСПЧ об обеспечительных мерах, грешат этим и другие страны – члены Совета Европы. А тот факт, что предписание не исполнено, не предрешает исхода рассмотрения жалобы по существу в ЕСПЧ.

История с грузинским оппозиционным когда-то телеканалом «Рустави-2» – тому пример. В 2015 году в Тбилиси началась судебная тяжба – прежний владелец телеканала хотел вернуть себе контроль за этим ресурсом. Но Страсбург приостановил исполнение этого решения и потребовал от грузинских властей не прекращать вещание телеканала вплоть до рассмотрения по существу поданной в ЕСПЧ тогдашними собственниками канала жалобы. А в 2019 году ЕСПЧ вынес вердикт в пользу властей Грузии и нового старого собственника, сделав вывод, что право на справедливый суд и свободу слова нарушено в данном случае не было…

Что же будет теперь с «Мемориалами»? Г-н Коротеев полагает, что в этом деле «высоки шансы соблюдения обеспечительных мер, поскольку, строго говоря, от властей РФ не требуется что-то делать. Решения о ликвидации ещё не вступили в силу, а когда и если вступят в силу – исполнять их должна будет ликвидационная комиссия самих организаций, а не Минюст или прокуратура».

В общем, если российские власти будут смотреть на затягивание процесса ликвидации сквозь пальцы, обе признанных иноагентами организации смогут работать ещё неопределенное время: дата рассмотрения той самой древней жалобы в ЕСПЧ от 2013 года ещё даже не назначена.  

Раз исполнение обеспечительных мер ЕСПЧ для стран вроде как обязательно, какое наказание следует в случае неисполнения?

Строго говоря, никакого. Но «нарушение обеспечительных мер – это нарушение права на обращение в ЕСПЧ», пояснил г-н Коротеев. Значит, когда и если дело все же дойдет до рассмотрения жалобы по существу, суд обязательно это укажет в своем решении и может назначить денежную компенсацию тем, чьи права в результате оказались нарушены.

Денежные компенсации по решениям ЕСПЧ Россия обычно исправно выплачивает.

Источник: www.mk.ru

Подписаться
Уведомлять
guest
0 Комментарии
Inline Feedbacks
View all comments