Полигон смерти: когда “Коммунарка” раскроет все свои “расстрельные” тайны

“Следующее, что мы планируем сделать – сопоставить документы о приведении приговоров в исполнение и эти ямы”

Музей истории ГУЛАГа и Фонд Памяти открыли информационный центр на бывшем спецобъекте НКВД СССР “Коммунарка” – одном из пяти известных мест массовых захоронений жертв сталинского террора в Московском регионе. База данных центра содержит 6609 имен расстрелянных. О сути и целях нового проекта “МК” рассказал директор Музея истории ГУЛАГа, член СПЧ Роман Романов.

Полигон смерти: когда "Коммунарка" раскроет все свои "расстрельные" тайны

Фото: gmig.ru

Справка “МК”: “фабрика смерти” на полигоне “Коммунарка” действовала с сентября 1937 года по ноябрь 1941-го. Большинство погребенных здесь – руководители разных рангов: партийные деятели, наркомы CCCP и союзных республик, военачальники, дипломаты, директора заводов, руководители научных институтов… Большинство из них были осуждены Военной коллегией Верховного суда СССР с санкции Сталина – как участники “правотроцкистского заговора”.

Но лежит в этой земле и немало рядовых советских граждан, попавших в число “заговорщиков”. Среди тех, чьи останки покоятся на расстрельном полигоне, есть также политические деятели Российской империи, министры Временного правительства, государственные деятели стран Балтии, члены правительства Монгольской Народной Республики… Всего на территории “Коммунарки” погребены представители более 60 национальностей.

О существовании захоронений стало известно лишь в 1991 году. В 1999 году территория полигона была передана ФСБ в ведение Русской православной церкви. В 2007 году здесь был выстроен и освящен храм Святых Новомучеников и Исповедников Российских.

– Роман Владимирович, с какой целью создавался информационный центр и в какой мере эта цель достигнута?

– В годы, который историки называют периодом Большого террора, возникло множество подобных полигонов по всей стране. Где либо расстреливали и захоранивали, либо просто захоранивали. Из сотен подобных мест нам известны десятки. И одно из них – спецобъект НКВД “Коммунарка”, размещенный на месте дачи Ягоды после его ареста.

Появление информационного центра стало, во-первых, результатом археологических исследований. Еще несколько лет назад было известно лишь, что где-то здесь в лесу есть захоронения. Сегодня мы точно знаем каждую яму с останками расстрелянных – ее местонахождение, размеры, примерное время появления.

Не менее важна документальная часть – архивные исследования. Наши коллеги из общества “Мемориал” (включено в реестр иностранных агентов. – “МК”) установили имена 6609 захороненных. У большей части есть биографии и фотографии.

Все это – историю возникновения спецобъекта, результаты археологических и архивных исследований – мы объединили, и сейчас эти базы данных представлены в информационном центре.

Но это лишь первый шажок из тех, которые необходимо сделать для превращения этой территорию в настоящее место памяти. Следующий шаг – архитектурное и ландшафтное проектирование.

Сейчас здесь отдельно находятся места захоронений, отдельно – памятники, отдельно – информационный центр. Все это должно быть объединено в мемориальный комплекс.

– То есть в информационном центре собрано и систематизировано все, что известно о расстрельном полигоне на сегодняшний день?

– Совершенно верно. Причем информация представлена в максимально доступном виде – чтобы каждый посетитель, придя сюда, понял, ощутил, где он находится.

– Понятно, что для тех, кто не знаком с этим страшным местом, с его историей, эта информация в любом случае станет открытием. Но найдут ли здесь что-то новое для себя те, кто уже достаточно глубоко погружен в эту тему?

– Конечно. Сегодня (20 мая. – “МК”) у нас было не только открытие этого центра. Были также представлены результаты второго этапа исследований. На этой презентации присутствовали коллеги, которые уже не первый десяток лет работают по этой теме, и даже для них многое явилось открытием.

– Вы сказали, что база данных содержит 6609 имен захороненных. Это исчерпывающий список?

– Похоже, да. Исследователи, которые этим занимались, говорят, что это финальная цифра.

– Есть какие-то вопросы, связанные с “Коммунаркой”, на которые пока нет ответа?

– Как я уже сказал, мы знаем точные места захоронений. У нас есть гипотеза относительно хронологии появления этих ям и рвов – они отличаются друг от друга типологически. И есть списки расстрелянных. Следующее, что мы планируем сделать, – сопоставить документы о приведении приговоров в исполнение и эти ямы.

– С тем, чтобы понять, кто в какой яме покоится?

– Да. Попробуем это сделать. Но понятно, что это будет только гипотезой. Точный результат может дать лишь генетическая экспертиза. Когда берется генетический материал у потомков захороненных и сопоставляется с материалом останков. В мире это довольно часто практикуется в подобных местах.

– А у нас такие попытки предпринимались – на “Коммунарке” или других “спецобъектах”?

– Нет, пока не предпринимались.

– Вы считаете, нам это тоже необходимо?

– Сложно сказать… В идеале – да. Чтобы родственники, потомки расстрелянных людей точно знали, где они захоронены, и могли прийти поклониться их праху. Но когда это может быть реализовано, не берусь сказать даже приблизительно. Это программа федерального масштаба.

Источник: www.mk.ru

Подписаться
Уведомлять
guest
0 Комментарии
Inline Feedbacks
View all comments