Подводник Игорь Курдин напомнил об официальном заключении о гибели «Курска»

«Как правило, материалы об авариях на атомных подводных лодках засекречиваются на 25 лет, осталось ждать недолго»

Эксперты продолжают комментировать заявление экс-командующего Северным флотом адмирала Вячеслава Попова о том, что атомная подлодка К-141 «Курск» погибла после столкновения в Баренцевом море с субмариной НАТО. Свою версию трагических событий, которые произошли 12 августа 2000 года, изложил «МК» председатель Санкт-Петербургского клуба моряков-подводников, капитана 1-го ранга запаса Игорь Курдин.

Подводник Игорь Курдин напомнил об официальном заключении о гибели «Курска»

Фото: vk.com/Игорь Курдин

— Со времени гибели «Курска» прошел уже 21 год. Почему именно сейчас эта версия была озвучена?

— Сегодня, 22 ноября, адмиралу Вячеславу Алексеевичу Попову исполняется 75 лет. Возможно, это стало информационным поводом для того, чтобы взять у него интервью. Хотя корреспондент его даже не поздравил с днем рождения и не упомянул об этом. Я внимательно прослушал интервью адмирала Попова, которое длилось около часа, естественно, он не обошел вниманием и гибель подводной лодки «Курск». Хочу сказать, что многие эксперты, в том числе и высокопоставленные адмиралы Военно-морского флота, поддерживают версию адмирала Попова, считая, что главной  причиной гибели «Курска» является столкновение с иностранной подводной лодкой. Я бы еще обратил внимание на очень оперативное заявление официального представителя Кремля. Дмитрий Песков сослался на то, что было проведено следствие, был сделан вывод, поэтому появление каких-то других гипотез они комментировать не считают нужным. 

Игорь Курдин говорит, что, в силу нынешней военно-политической обстановки, и тех отношений, которые у нас сложились с НАТО, заявление адмирала Попова прозвучало очень своевременно. Наша страна, таким образом, напомнила американцам о старых долгах. 

Курдин на протяжении долгих лет вел собственное расследование. В прошлом году у него вышла книга «Курск. 20 лет спустя». Капитан 1-го ранга встретился и поговорил со многими людьми — с конструкторами подводной лодки, кораблестроителями, которые ее строили, с адмиралами и офицерами, которые готовили «Курск», в том числе, и к участию в этих учениях, а также со спасателями-водолазами.     

— Хочу обратить внимание на мнение спасателей, которые сразу после аварии проводили обследование не только самой подводной лодки, лежащей на грунте, но и всего прилегающего района, – говорит Игорь Курдин, – Им была поставлена четкая задача: найти доказательства того, что рядом была иностранная субмарина. Они, что называется, «дно носом рыли», но никаких свидетельств в пользу этой версии не нашли. Каждый из нас может высказывать любую версию, 20 лет назад их, например, было более 20.

В итоге правительственная комиссия под руководством генпрокурора, пришла к выводу, что произошла техногенная катастрофа. На «Курске» в торпедном аппарате № 4 из-за утечки компонентов топлива взорвалась торпеда 65-76А. Возникший пожар повлек за собой детонацию торпед, находившихся в 1 отсеке. Через две минуты произошел второй взрыв, который привел к разрушениям нескольких отсеков подлодки.

Конечно, я бы не стал сбрасывать со счетов и версию о причастности к гибели «Курска» иностранных подводных лодок. О чем я и написал в книге. Если адмирал Попов говорит, что у него есть доказательства о причастности иностранных подводных лодок к гибели «Курска», ими должна заинтересоваться Главная военная прокуратура. Но ведь было же проведено следствие. Повторю, что в материалах уголовного дела, которые есть у меня, не приводится никаких фактов и доказательств в пользу этой версии.

Мы знаем, что «Курск» в день гибели был на перископной глубине, довольно длительное время шел с постоянным курсом и скоростью. То, что иностранные подводные лодки могли за ним следить, это абсолютно верно. Они для того и находились в этом районе. То, что иностранная субмарина могла потерять контакт с «Курском», это тоже может быть, хотя и маловероятно. Лодка, идущая на перископной глубине, хорошо прослушивается. Ну, допустим, что иностранная подлодка потеряла «Курск», что она делает?  Идет в точку потери контакта для того, чтобы его восстановить. Чтобы столкнуться с «Курском», она должна была находиться на той же глубине или ударить нашу подлодку снизу. Однако специалисты, которые обследовали корпус «Курска» до и после подъема, никаких отметин не нашли.  Даже при взрыве можно было найти какие-то следы, но их обнаружить не удалось. 

— Адмирал Попов сообщил, что сигнал SOS с места гибели «Курска» подавала не российская подлодка, а иностранная, которая находилась рядом и получила повреждения. По словам адмирала, стуки подавались не рукой человека, а каким-то автоматом, механизмом. Таких механизмов и таких систем подачи сигнала на российских подлодках не было.  

— В заключении следствия сказано, что никаких реальных подтверждений этому факту нет. Или мы об этом не знаем. Сигнал SOS — это не просто три точки, три тире, три точки. Он подается по специальной линии связи, на определенной международной частоте, которую слышат все. При этом автоматически указываются координаты.

— Почему вы все-таки склоняетесь к версии, что на «Курске» произошла техногенная катастрофа?

— Подводная лодка проекта 667БДРМ «Дельфин», которой я когда-то командовал, также участвовала в этих учениях, проводила ракетную стрельбу. При этом она находилась на  довольно большом расстоянии от «Курска». Командир подлодки, мой бывший помощник, рассказывал мне, что, находясь на глубине 45 метров, в определенный момент они почувствовали мощнейший гидравлический удар. Он прекрасно понимал, что в это время, в этом районе,  айсбергов быть не может. Ни один надводный корабль и судно не имеют такой осадки, чтобы столкнуться с подлодкой. И они справедливо предположили, что столкнулись с иностранной подводной лодкой, о чем и доложили. Потом выяснилось, что их подлодка находилась на расстоянии более 80 километров от «Курска». Этот гидравлический удар был от второго взрыва, когда крейсер уже ударился о грунт. 

Согласитесь, если бы иностранная подводная лодка ударила «Курск», она бы находилась в нескольких десятках метров от нашего крейсера. Воздействие на нее было бы, как от взрыва огромной глубинной бомбы.  И говорить о том, что она легла на грунт, а потом подводникам удалось ее починить, восстановить ход, она пошла дальше, и ее наша авиация обнаружила в Норвежском море, как-то не логично. 

— Как думаете, мы не узнаем всей правды?  

Как правило, материалы об авариях на атомных подводных лодках засекречиваются на 25 лет. Осталось ждать недолго, и, вполне возможно, мы узнаем о некоторых фактах, которые свидетельствуют о том, что мы ошибались, и иностранные атомные подводные лодки действительно причастны к гибели «Курска».

Источник: www.mk.ru

Подписаться
Уведомлять
guest
0 Комментарии
Inline Feedbacks
View all comments