Нынешние беспорядки в Казахстане «отрепетировали» 35 лет назад

«Люди брали с собой палки, прутья, обрезки кабеля»

Кривая ухмылка истории: разгоревшиеся сейчас массовые беспорядки в Казахстане стали своеобразным «ремейком» событий, произошедших ровно 35 лет назад в тогдашней столице республики. И пусть масштаб таких выступлений в горбачевские времена и сейчас несопоставим, однако есть некоторые характерные параллели. На них обратил внимание в разговоре с корреспондентом «МК» один из бывших сотрудников МВД СССР, в 1986-м участвовавший в расследовании алма-атинских беспорядков.

Нынешние беспорядки в Казахстане «отрепетировали» 35 лет назад

Фото: en.wikipedia.org

Начнем с того, что у этих двух казахстанских случаев «массовых несанкционированных акций» есть объединяющий их персонаж. В далеком уже 1986 году он был «героем дня», а в 2022-м превратился в «анти-героя». Речь идет о Нурсултане Назарбаеве.

35 лет назад именно фамилия этого человека – тогда занимавшего пост председателя правительства Казахской ССР, – фигурировала в списках митингующих, которые предлагали его на пост партийного руководителя республики вместо назначенного Москвой «чужака» Геннадия Колбина. Ныне же Назарбаев вновь оказался в центре разгоревшегося на казахских просторах социально-политического пожара. Только отношение к нему у выступающих людей «минусовое»: протестующие не скрывают радости, что их экс-президент лишен своего последнего руководящего поста – в Совете безопасности, фактически отстранен от дел.

Что касается самих «бунташных» событий в крупнейшем городе страны Алма-Ате, то в январских 2022-го их перипетиях еще предстоит разбираться. А вот по поводу трагедии, разыгравшейся середине 1980-х в тогдашней столице Казахской ССР, хотя изучение ее обстоятельств было проведено, остается еще немало загадок.

– Одна из тех, что лежит на поверхности, хронологическая, – подчеркнул мой собеседник Михаил В. В декабре 1986 года он вместе с еще несколькими своими коллегами по службе был срочно отправлен из Москвы в Алма-Ату для проведения оперативно-следственных действий. – Согласно официальной версии, массовые протесты в городе – «Желтоксан» (по-казахски декабрь, так в этой стране принято называть трагедию, произошедшую в Алма-Ате 16-18 декабря 1986-го – А.Д.) – начались стихийно. Тогдашний председатель КГБ Казахской ССР В.М. Мирошник даже заявил потом, что алма-атинские события «никто не готовил, и произошли они совершенно стихийно». Но некоторые сугубо практические моменты заставляют в этом усомниться. Судите сами:

Информация о том, что 1-м секретарем компартии КазССР, то есть фактическим руководителем республики, назначен «варяг» – 1-й секретарь ульяновского обкома Геннадий Колбин, до того никогда в республике не работавший, была обнародована вечером 16 декабря. А уже рано утром 17-го числа на улицы Алма-Аты стали выходить протестующие против этого демонстранты. По свидетельствам очевидцев и по фотографиям, сделанным тогда, во многих случаях участники этих колонн несли огромные, аккуратно оформленные транспаранты с лозунгами. Тексты самые разные. «Хватит диктовать!», «Каждому народу – своего руководителя!», «Нам нужен руководитель-казах!» и даже «Да здравствует ленинская национальная политика!» Однако возникает логичный вопрос: как люди – не профессионалы! – успели за считанные ночные часы изготовить столь качественную наглядную агитацию? Напрашивается столь же логичный ответ: протестные выступления планировались кем-то заранее, к ним готовились.

– Вы можете назвать организаторов?

– Нет, их имена для меня остались не известными. Ведь нас тогда задействовали на совсем ином направлении оперативной работы…

Основываясь на своих воспоминаниях могу провести «техническую» параллель между «Желтоксаном»-1986 и нынешними событиями в Казахстане. Судя по информации, которая в эти дни поступает оттуда, как только начались массовые выступления, повсеместно стали «отрубать» интернет. Логика властей понятна: протестующим перекрывают наиболее удобные каналы коммуникации, позволяющие самоорганизоваться. 35 лет назад интернета в помине еще не было, но руководство союзной республики действовало по той же логике: первым делом постаралось лишить людей самой оперативной связи – телефонной. Чтобы информация о происходящих в городе беспорядках не распространилась по всему Советскому Союзу и тем более не ушла за границу, перекрыли междугороднюю телефонную связь, а вслед за тем отключили и городские АТС. Партийные и советские «верхи», начальствующий состав госбезопасности и МВД при этом пользовались «закрытыми» телефонными линиями, кроме того были задействованы рации.

Для подавления несанкционированных массовых выступлений в казахскую столицу перебросили из других мест дополнительные силы милиции, а также полки внутренних войск. Знаю, что «наверху» обсуждались также предложения направить в город – для пущего устрашения жителей – моторизованные армейские части: бронетранспортеры, танки. Однако от этой идеи в итоге отказались. Несколько БТРов на городских улицах все-таки появилось, но это была штатная техника прибывших в город внутренних войск.

В Алма-Ате быстро взяли под усиленную защиту наиболее важные объекты – здания партийных органов («дворец» республиканского ЦК КПСС охраняли курсанты пограничного училища), телецентр, Госбанк (и даже многие сберкассы)… Опасаясь, что толпа начнет вооружаться, из хранилищ при центрах ДОСААФ, при кабинетах начальной военной подготовки в институтах спешно изымали все находившееся там учебное стрелковое оружие.

До поры до времени к силовому сценарию наведения порядка не прибегали. Колонны, стекавшиеся на центральные улицы и площади Алма-Аты, лишь пытались «оконтурить» цепочками солдат и милиционеров. Видимо, действующее республиканское руководство надеялось погасить разгорающийся социальный пожар уговорами.

Перед собравшейся многотысячной толпой, состоящей в подавляющем большинстве своем из казахов, выступали с увещеваниями многие высокопоставленные советские и партийные работники, в их числе был, к слову сказать, и Нурсултан Назарбаев. В ответ звучали речи представителей демонстрантов. Но говорить о равных условиях в этой словесной «дуэли» не приходится. Как только начинал выступать какой-нибудь активист из массы протестующих, тут же включались динамики уличной радиотрансляции (они тогда чуть ли не на каждом втором фонарном столбе были развешаны) и оттуда, заглушая оратора, громко звучали песни – причем исключительно казахские. Но стоило лишь взять слово кому-то из уговаривающих, из властной номенклатуры, тут же «радио-глушилка» переставала работать. Впрочем добиться желаемого результата даже такие уловки не помогли.

Нынешние беспорядки в Казахстане «отрепетировали» 35 лет назад

В 2006 году Назарбаев открыл монумент «Заря независимости» на улице Желтоксан в Алма-Ате. Фото: ru.wikipedia.org

– Терпение «верхов» в конце концов кончилось. Около пяти вечера был отдан приказ на разгон толпы. Правительственной стороной в качестве «вразумляющих» действий были применены хорошо нам теперь знакомые – увы! – варианты. Их в последующие годы на просторах агонизирующего Союза власти использовали не раз.

Цепи солдат внутренних войск начали теснить собравшихся людей. Эту атаку поддерживала «артиллерия» – несколько пожарных машин-водометов. «Вевешники» были вооружены дубинками, саперными лопатками… Задействовали также и служебных собак.

Конечно, кровь не замедлила пролиться. Скоро счет раненым пошел уже на десятки. Однако и тем, кто избежал прямого нападения силовиков, было не сладко: на улице минусовая температура, а потому одежда митингующих, кого накрыло струями из водометов, быстро покрывалась коркой льда.

В ответ на действия силовиков толпа, состоявшая главным образом из молодежи, стала швырять в солдат и милиционеров камни, куски асфальта, штукатурки, льда и смерзшегося снега. Люди пытались обороняться при помощи палок, выломанных кусков ограды… Кое-где разгорячившиеся протестанты переворачивали и поджигали машины, били витрины магазинов.

Несмотря на явный перевес в этом противостоянии правительственных сил, алма-атинцы хоть и отступили, но не сдались. На следующий день, 18 декабря в центр снова потянулись колонны протестующих. На сей раз против них власти решили применить еще и дополнительные «силовые аргументы».

Вот какие показания давал позднее директор одного из местных заводов: «Я получил команду мобилизовать членов Добровольной народной дружины завода и направить их на площадь. Они должны были иметь средства для отпора в виде прутьев, палок, арматуры. Команда поступила от первого секретаря Октябрьского райкома партии». Мужчина, участвовавший в такой дружине, вспоминал: «Вечером я и несколько человек с завода дежурили в ДНД. Люди, которые выезжали на площадь, брали с собой палки, прутья, обрезки кабеля».

– Насколько мне известно, этих дружинников их начальство на предприятиях по указанию из высоких партийных кабинетов «распропагандировало», – пояснил Михаил В. – Отправляя людей на «разборки» с манифестантами, их убеждали, что в городе бесчинствуют враги Страны Советов, за спиной которых – тайные агенты-подстрекатели из капиталистических стран.

Одна из участниц декабрьских событий вспоминала позднее: «Приехали автобусы и оттуда вышли такие мужики крепкие с повязками «Дружина». Стали нас гонять. Мы бежали, падали, бежали. Я бежала с какими-то ребятами — видела, что хватали девчонок за волосы и кидали в грузовик… Потом оказалось, что это с Кировского завода привезли рабочих, чтобы нас разогнать…»

К половине десятого вечера толпу протестующих удалось окончательно вытеснить из центра города. В докладах упоминается, что в этой операции было задействовано около 3200 человек – в том числе милиционеры, солдаты внутренних войск, 11 пожарных машин.

– Задержанных тогда было много, – рассказывает Михаил В. – Их отправляли в отделения милиции. Позднее мне доводилось слышать рассказы о том, что когда все изоляторы оказались забиты, людей (но только мужчин) стали вывозить за город и там «изолировали» весьма иезуитским способом: срезали с брюк пуговицы и молнии, разрезали брючные ремни и в таком виде оставляли на заснеженной обочине. Однако сам я ничего подобного не видел, хотя, конечно, тогда «театр военных действий» довольно широко распространился и многое могло оказаться вне поля зрения.

Порой среди моих коллег возникали разговоры о том, что, якобы, часть парней и девушек, участвовавших в беспорядках, была «не в себе». Но потом следственная комиссия запротоколировала в своих выводах: «…с 17 по 19 декабря случаев алкогольного или наркотического опьянения не зарегистрировано».

Вслед за разгоном толп протестующих наступила пора поиска «активистов» и «вожаков».

– Сейчас в подобных случаях используют съемки видео-регистрирующей аппаратуры, кадры из соцсетей. Но в 1986-м ничего подобного не было. Как же ловили этих «организаторов беспорядков»?

– Во-первых какие-то моменты массовых выступлений оказались запечатлены на фото милиционерами и чекистами. По этим фотографиям потом и искали попавших в кадр людей. А еще сотрудникам органов охраны правопорядка помогала широко распространенная тогда практика бумажной регистрации. В составе митинговавших значительную долю составляли молодые люди, а среди них в свою очередь – много студентов алма-атинских вузов, в том числе проживавших в студенческих общежитиях. Для каждого такого общежития существовали строгие правила, согласно которым дежурный вахтер обязательно должен регистрировать в специальном журнале приход-уход постояльцев: кто во сколько ушел из здания, кто во сколько вернулся. Вот этими-то записями и воспользовались. Смотрели, кто из ребят находился вне общежития во время манифестаций, и потом с такими выявленными проводили дополнительные разбирательства. Обнаруженных участников беспорядков допрашивали, показывали им фотографии митингующих, пытаясь вычислить людей, которые организовывали эти демонстрации, агитировали других присоединяться к протестующим. Потом таких активистов ждал суд.

В общей сложности задержано было около 8,5 тысяч участников декабрьских массовых выступлений. При разгоне манифестантов получили травмы и ранения свыше 1700 человек. Погибших оказалось двое: дружинник и студент. К тюремным срокам приговорили 99 человек, еще почти тысячу подвергли административным мерам наказания. Более 600 молодых людей наказали, уволив их с работы или отчислив из института.

Городу был нанесен серьезный материальный ущерб. Повреждены и разгромлены около 30 зданий, сожжено и исковеркано более сотни транспортных средств, в том числе десятки автобусов и автомобилей такси.

Все эти потери, жертвы в итоге ни к чему не привели. Назначенный по решению Москвы новый глава республики Г. Колбин оставался на высшем посту в республике вплоть до 1989 года.

В Казахстане повышение цен на топливо спровоцировало беспорядки: кадры погромов

Нынешние беспорядки в Казахстане «отрепетировали» 35 лет назад

Смотрите фотогалерею по теме

Источник: www.mk.ru

Подписаться
Уведомлять
guest
0 Комментарии
Inline Feedbacks
View all comments