Над возвращением Аскара Акаева в Киргизию увидели тень Путина

Зачем экс-президент «взошел на Голгофу»

Доставка на допрос в главное карательное ведомство своей родной страны прямо с трапа самолета — применительно к любому другому постсоветскому экс-президенту такой формат окончания комфортабельного и сытого изгнания в Москве выглядел бы как апогей политической трагедии. Однако бывший лидер Киргизии Аскар Акаев никогда не был «одним из многих», а всегда являлся единственным в своем роде: идеалистом среди циников и реалистов, случайным гостем из мира науки на бойцовском ринге, где друг друга с остервенением стирали в порошок противоборствующие политические кланы. Как идеалист, для которого человеческое гораздо важнее, чем политическое, Акаев проявил себя и сейчас. Это не похищение, как первоначально показалось многим. Это «договорной матч», сделка бывшего и нынешнего президентов Киргизии — обмен «чистосердечного признания» на допросе на право наконец вернуться на родину.

Над возвращением Аскара Акаева в Киргизию увидели тень Путина

Фото: Михаил Ковалев

Управлявший Киргизией в период с 1990 года по 2005 год, Аскар Акаев — блестящая иллюстрация того, что интеллигентность и личная порядочность, наличие твердых демократических принципов и желания сделать добро своей стране не следует путать с гарантией политического успеха. Придя к власти в обстановке эйфории на волне ожиданий, мягкий и добрый ученый Акаев уже через несколько месяцев после распада СССР столкнулся с жестокой реальностью — реальностью, в которой вокруг него страну растаскивали на куски, а он, формально, являясь первым человеком в государстве, ничего не мог с этим поделать.

Акаев, естественно, не был « рассеянным профессором» ни от мира сего. Он прекрасно понимал, что происходит и во властных структурах, и в стране в целом — но понимал, скорее, с позиции свидетеля и стороннего наблюдателя, а не активного участника или тем более лидера политических процессов. «Это все борьба кланов!» – приблизительно так бывший президент Киргизии отвечал в ходе наших неформальных разговоров в период его московского изгнания на мои недоуменные вопросы по поводу многочисленных политических скандалов времен его правления.

Идеалисту Акаеву просто не на кого было опереться. Вторые, третьи и четвертые лица в киргизской властной иерархии с увлечением познавала радости рыночной экономики и заключала сомнительные сделки с не менее сомнительными иностранными бизнесменами. Как вам, например, такой пикантный факт: в первые годы независимости контрабандные грузы вывозились из Киргизии в том числе на личном служебном самолете действующего на тот момент премьер-министра страны.

Одним из главных экономических активов Киргизии, попавших в те годы в руки иностранцев при противоречивых обстоятельствах, является крупнейшее в Средней Азии золотоносное месторождение Кумтор в Иссык-Кульской области. Это обстоятельство и сделало сейчас возможным возвращение Аскара Акаева на родину. Нынешний президент Киргизии Садыр Жапаров происходит как раз из Иссык-Кульской области. Борьба с иностранными владельцами Кумтора — является ключевой составляющей его политической карьеры и основой его популярности. Будучи оппозиционным политиком, Жапаров под подобными лозунгами организовывал митинги и массовые протесты и даже пытался взять штурмом дом правительства в Бишкеке. Став президентом, Садыр Нургожоевич обрушил на заокеанских бизнесменов всю мощь государства.

Показания Аскара Акаева в этой связи приобрели для президента Жапарова особую ценность. Просто выгнать иностранцев с рудника — не проблема. Проблема состоит в обеспечении «юридической чистоты» такого изгнания. Киргизия — не Россия, которая может позволить себе игнорировать решение иностранных судов, присуждающих многомиллиардные компенсации экс-владельцам «Юкоса». Зачем Аскару Акаеву помогать Жапарову решать эту проблему? Если не знать Аскара Акаевича лично, то может показаться, что совершенно незачем. Акаев нашел себя в Москве — в научной карьере. В отличии от многих других крупных постсоветских государственных деятелей с научными регалиями эти регалии для него не цацки и прибамбасы. Акаев — это действительно крупный ученый, совершающий серьезные научные открытия.

Но жизнь в Москве все равно не была полностью удовлетворительной для бывшего президента Киргизии. Москва в глазах Акаева — это его второй дом, но никак не первый. Кроме того, Аскар Акаевич всегда жаждал своей политической реабилитации, возможность очистить свое имя и репутацию. При четырех предыдущих президентах Киргизии это, видимо, было невозможно. Политическая элита в Бишкеке привыкла вешать на Акаева «всех собак» и никак не могла от этой привычки освободиться. Но при Жапарове все сложилось — по крайней мере, с точки зрения самого Аскара Акаевича. Бывший президент не поддался на уговоры своей семьи не совершать рискованных поступков и принял решение добровольно вернуться в Бишкек.

Не выйдет ли это решение ему боком? Учитывая жесткость киргизских политических нравов, возможно все. Но обладателям этих самых нравов, в свою очередь, тоже придется кое-что учитывать — или, вернее, кое-кого. А именно, Владимира Путина. Акаев давно не является действующим политическим игроком. Но как бывший коллега ВВП по цеху глав государств и политик, который всегда вел себя лояльно по отношению к России, он, как считается в кругу осведомленных людей, по-прежнему находится под неформальной путинской защитой. В политическом анализе нет места личным симпатиям и антипатиям. Но я все равно надеюсь, что в отношении Акаева эта защита сработает. О том, какой он политик — можно спорить, а вот о том, что хороший и достойный человек — нет.

Источник: www.mk.ru

Подписаться
Уведомлять
guest
0 Комментарии
Inline Feedbacks
View all comments