Лукашенко наконец согласился на интеграцию с Россией

Но это займет 7 лет

Владимир Путин и Александр Лукашенко наконец-то созрели для того, чтобы дать старт «углубленной интеграции». Ожидается, что 9 сентября в Кремле президенты одобрят 28 «союзных программ», подготовленных правительствами двух стран, а 10 сентября в Минске свои подписи под ними поставят премьеры. Однако остается непроясненным вопрос: это очередной символический жест? Или Батька действительно согласился перейти от слов к делу? И если да, то какова цена этого согласия?

Лукашенко наконец согласился на интеграцию с Россией

Переговоры об «углубленной интеграции» России и Белоруссии вышли на финишную прямую. Соответствующую программу предполагалось принять еще в 2019 году, к 20-летию Союзного государства. Однако Батька в последний момент отказался от подписания документов и начал демонстративно заигрывать с Западом, обещая найти альтернативу российской нефти и кредитам. Заигрывания закончились после президентских выборов: угроза потери власти заставила Лукашенко снова повернуться к Европе задом, а к России передом. С августа прошлого года, несмотря на пандемию, президенты провели уже 5 (!) личных встреч и 14 раз поговорили по телефону. «Это (интеграция. — «МК») очень сложный и многогранный процесс. Всегда всем хочется, чтобы дела шли быстрее. Но не замечать в этом плане определенного прогресса было бы неразумно», — в канун нынешней встречи в Кремле сказал журналистам Дмитрий Песков.

По его словам, на переговорах в Москве будут обсуждаться различные аспекты российско-белорусских отношений. Подписания документов не планируется, но лидеры впервые за 2,5 года дадут совместную пресс-конференцию (последний раз, судя по сайту Кремля, Путин и Лукашенко отвечали на вопросы журналистов 15 февраля 2019 года). «Там они проинформируют о вопросах, которые были на повестке дня», — сказал Песков. Правительственные чиновники и дипломаты более откровенны: по их словам, разговор пойдет о пакете из 28 совместных документов. Сначала они именовались «дорожными картами по интеграции», но в итоге нелюбимое Батькой слово из названия выкинули, заменив на более нейтральное «союзные программы». Эти программы, как подчеркивают в Москве и Минске, затрагивают исключительно экономические вопросы (формирование общих рынков, унификацию налогового и таможенного законодательства, объединение транспортных систем и т.д.) и вообще не касаются политики. Впрочем, конкретное содержание общественности неизвестно. Проекты «союзных программ» никогда не обнародовались и публично даже на экспертном уровне не обсуждались. «Думаю, что в скором времени граждане и Беларуси, и России наконец узнают в полном объеме, что нам удалось сделать, о чем удалось договориться», — обнадежил на днях белорусский премьер Роман Головченко. А глава белорусского МИДа Владимир Макей заверил, что на Минск никто не давил: исходить, по его словам, следует из того, что более тесная интеграция находится в интересах обоих государств, а «не нагнетать страсти вокруг несуществующей проблемы потери суверенитета».

В Кремле наверняка рассчитывают, что за экономическим сближением неизбежно начнется политическое. Как в ЕС: сначала был общий рынок, а потом появились общие политические структуры. Однако к экономическому сближению тоже надо еще прийти: один из белорусских чиновников проговорился, что реализация некоторых «союзных программ» рассчитана на 7 лет. А чтобы запустить процесс, потребуется принять еще кучу документов — от ведомственных планов реализации до законодательных изменений. Не стоит также сбрасывать со счетов умение Лукашенко «заболтать» любой вопрос и вместо конкретных шагов годами топтаться на теме славянского братства.

В контексте приближающихся выборов договоренность о начале интеграции с Белоруссией, безусловно, имеет важное символическое значение: россиянам она наверняка будет подана как очередной геополитический успех. Однако граждане страны прекрасно знают, что Батька ничего не делает просто так. Уже сообщалось, что до конца года Минск начнет получать компенсацию от Москвы за налоговый маневр в нефтяной сфере России. Вроде бы в виде обратного акциза, а не прямого межбюджетного трансферта. Но точно опять же ничего не известно. Глава Минфина Антон Силуанов в среду сообщил, что при необходимости Россия может оказать дополнительную поддержку «соседу», который «оказался в непростом финансовом положении». Ранее Москва уже перечислила Минску $1 млрд, но Лукашенко заявлял о необходимости дополнительных займов «исключительно в связи с большими расходами на борьбу с коронавирусом».

Примечательно, что сам Батька перед визитом в Москву делает акцент не на двухсторонней повестке, а на международной проблематике, примеряя роль эксперта по афганскому вопросу. По словам Лукашенко, последние дни он активно собирает информацию о влиянии афганского фактора на Центральную Азию и Россию. «Естественно, и белорусы в стороне от этого не остались и не останутся», — заявил он, отметив, что намерен обсудить ситуацию в Афганистане с Владимиром Путиным.

Источник: www.mk.ru

Подписаться
Уведомлять
guest
0 Комментарии
Inline Feedbacks
View all comments