Командир поискового отряда рассказал о рисках и слабеющей генетической памяти

«Погибших бесконечно много, а ищущих их останки – значительно меньше»

Сохранить память об участниках Великой Отечественной войны – этим заняты поисковики, помогающие установить судьбу тысяч и тысяч не вернувшихся с войны бойцов и командиров Красной Армии. Поисковое движение объединяет сотни отрядов, тысячи неравнодушных к памяти предков людей. О том, что их труд сопряжен с риском, напомнило недавнее ЧП в Волгоградской области, где из-за взрыва боеприпаса времен войны погибли два поисковика. «МК» расспросил о труде поисковиков командира Московского отряда «Витязь», члена Московского регионального совета поискового движения России, руководителя Московского городского поискового центра Дмитрия Федосова.

Командир поискового отряда рассказал о рисках и слабеющей генетической памяти

Фото: Алексей Скоробогатько

– Дмитрий, волгоградская трагедия показывает, что в поисковой работе о безопасности забывать нельзя?

– В поисковых лагерях к безопасности относятся очень серьезно. К сожалению,    случаются подрывы. Но это происходит крайне редко. Как правило, такое бывает, когда опасную находку пытаются переместить с места на место. В общем, проводят с ней какие-либо манипуляции. Это делать запрещено. Такое требование прописано в наших инструкциях. Если же все делать по правилам и соблюдать технику безопасности, все будет хорошо.

– Сколько лет Вашему поисковому отряду и сколько человек через него прошло?

– Нашему поисковому отряду «Витязь» в этом году исполнилось 25 лет. Сейчас в отряде 60 человек разных возрастов и профессий. За весь период существования коллектива,  с момента его создания и до сегодняшнего дня, в разные годы через экспедиции, военно-патриотические акции и проекты по сохранению исторической памяти прошло более 700 человек.

– Кто в основном эти люди?

– В отряд приходят люди разных возрастов. Это и школьники старших классов, и студенты, достаточно много людей в возрасте от 35 до 45 лет. Профессии и взгляды – самые разные, но всех их объединяет желание вернуть имя солдата из небытия, восстановить историческую справедливость.

– Что удалось сделать за время работы поискового отряда?

– Создан коллектив. Мы начинали с небольшой группы добровольцев и не проводили самостоятельных экспедиций. Сейчас же мы в течение поискового сезона, который начинается с окончанием зимы, реализуем четыре долгосрочных этапа Бельской поисковой экспедиции – в мае, июне, августе и осенью.

Это межрегиональная «Вахта», в которой принимают участие поисковики из разных регионов – из Москвы и Подмосковья, Красноярского края, Тверской области, Рязани, Ярославля.

Поисковые работы проводятся в местах ожесточенных боев наступательной операции «Марс» в ноябре-декабре 1942 года. В тех боях принимали участие подразделения, входившие в состав 6-го Сталинского стрелкового корпуса сибиряков. В полевом сезоне 2021 года в работе Бельской поисковой экспедиции отряд «Витязь» работает вместе с московскими поисковыми отрядами «Единорог», «Москва», «Ратное поле», «Зеленая верста», «Высота имени Дмитрия Сячина», «Русь», «Арьергард», «Комбат», а также тверским отрядом «Ополченец». Красноярский край представляют отряды «Феникс», «Сталкер», «Гагаринец», «Орленок», «Гвардия», «Дивногорец».

Командир поискового отряда рассказал о рисках и слабеющей генетической памяти

Фото: Вадим Скоробогатько

– Кроме Бельской экспедиции, мы регулярно выезжаем в Ярцевский район Смоленской области совместно с дружественным отрядом «Высота имени Дмитрия Сячина». Практически каждые выходные бываем в Зубцовском и Ржевском районах Тверской области.

Наши поисковики участвуют в поисковой экспедиции, которая проходит в Аджимушкайских каменоломнях в Крыму, в общероссийском проекте Поискового движения России, который называется «Небо Родины» и посвящен увековечению памяти погибших в годы войны летчиков. Есть много других региональных и общероссийских проектов с нашим участием.

– Что чаще обнаруживают во время поисковых экспедиций – единичные захоронения или братские могилы?

– Все зависит от исследуемого периода боевых действий и района поиска. Например, в Ярцевском районе, на местах летних боев 30-й армии, попадаются исключительно ячейки с одним или несколькими бойцами. А в Бельской поисковой экспедиции мы в основном находим санитарные групповые захоронения, сделанные весной 1943 года во время операции «Марс».

– Какое событие для поисковика обычно самое яркое и волнующее?

– Больше всего всегда запоминаются солдатские медальоны и другие носители информации, благодаря которым можно установить судьбы найденных солдат.

Командир поискового отряда рассказал о рисках и слабеющей генетической памяти

Фото: Вадим Скоробогатько

– Какой процент найденных останков удается обычно идентифицировать, то есть установить имя и фамилию красноармейца, найти родственников?

– Ну, вот смотрите. Сейчас мы завершили Бельскую поисковую экспедицию. Общий результат работы таков: найдены и эксгумированы останки 101-го советского военнослужащего. Найдено 8 надписанных ложек и три солдатских медальона, в одном из которых бланк полностью сгнил. По ложкам вряд ли удастся кого-то установить, а вот по двум медальонам вполне есть шансы. Будем проводить экспертизу в московской лаборатории «Солдатский медальон».

То есть в среднем это небольшой процент. Один-три медальона на 30 находок. Но мы исходим из того, что важна судьба каждого, и наш труд помогает понять масштаб народного подвига, цену Победы.

Командир поискового отряда рассказал о рисках и слабеющей генетической памяти

Фото: Алексей Скоробогатько

– Как правило, близких или дальних родственников разыскать по информации из медальонов удается, но не всегда быстро.

К сожалению, все чаще мы сталкиваемся с тем, что судьба погибшего на войне родственника потомкам не сильно интересна. Генетическая память с годами слабеет. Это неправильно. Так не должно быть.

– Сколько в Москве и России поисковых отрядов, подобных вашему?

– Крупнейшая в стране организация, занимающаяся вопросами увековечения памяти погибших защитников Отечества – «Поисковое движение России». Она объединяет региональные структуры поисковиков. Всего в России около 1500 поисковых отрядов и объединений. В Москве, например, в состав движения входят более 90 отрядов.

– Как думаете, сколько еще десятилетий потребуется для того, чтобы перезахоронить всех защитников Отечества?

– Если суммировать общее количество погибших на фронте в годы войны бойцов и командиров, то получится, что каждый день в среднем уносил жизни до десяти тысяч человек. Доля тех, кого в горячке боев не смогли захоронить, значительная. Особенно это трудно было сделать на первом этапе войны.

Сегодня за год поисковики находят 15-20 тысяч погибших бойцов. И основная сложность здесь в том, что погибших бесконечно много, а ищущих их останки – значительно меньше.

Но мы не сдаемся и продолжаем вести поиск. Есть такой старый девиз московских поисковиков – «Выше обстоятельств!».

Источник: www.mk.ru

Подписаться
Уведомлять
guest
0 Комментарии
Inline Feedbacks
View all comments