Из больниц Алма-Аты пропали десятки раненых, родные в ужасе

«Люди в военной форме вывезли пациентов в неизвестном направлении»

Жестокие события разворачиваются в Алма-Ате после протестов. 8 января из городских больниц пропали раненые. По словам врачей, пациентов выволокли неизвестные люди в военной форме. Всех их поместили в автобус и увезли в неизвестном направлении. С тех пор об их судьбе ничего не известно. Мы поговорили с родственниками пропавших людей.

Фото: Алексей Мальченко, Талгат Галимов

29-летний Саят Адилбекулы был ранен 5 января днем по дороге в аптеку. В больнице мужчине провели операцию. А 8 января он пропал. Родной брат Саята рассказал эту жуткую историю.

«Я перескажу всю хронологию событий, нам скрывать нечего, – говорит Алибек Адилбеков. – Наша большая семья живет в Алматы в трехкомнатной квартире — мама, моя семья и семья брата. В дни протестов мы находились дома. Знали, что идут митинги, но предпочитали остаться в стороне. У нас маленькие дети, серьезная работа, мы никак не связаны с политикой. Никто из членов нашей семьи ранее не привлекался следственными органами ни по какому поводу.

В ночь с 4 на 5 января у полуторагодовалой дочери моего брата поднялась сильная температура. Жаропонижающего дома не оказалось. Интернет был отключен, мобильная связь работала частично. До врачей не всегда получалось дозвониться.

Днем 5 января мой брат отправился в аптеку за лекарствами. Было около 13.00. Чуть позже он позвонил, сказал, что ближайшие аптеки закрыты. Предупредил, что попробует пройти ближе к центру, может, там что работает. На этом наша связь оборвалась. Мы не успели договорить.

Из больниц Алма-Аты пропали десятки раненых, родные в ужасе

Саят Адилбекулы с женой и ребёнком

Домой он вернулся ближе к 16.00. Зашел весь окровавленный. Он находился в состоянии аффекта, в полуобморочном состоянии, у него прерывался голос. Пояснить, что случилось не мог. Мы дотащили его до ванны. Раздели. Я заметил у него рану. Перевязали бинтом. Вызвали скорую. Врачи приехали быстро, буквально через 10 минут. Вместе с фельдшером мы дотащили брата до машины и отправились в больницу №7.  

В приемном покое Саята наспех осмотрел врач. Затем его повезли на рентген. Хирург принял решение срочно оперировать. Благо, к тому моменту освободилось место в операционной.  

Я ждал окончания операции в коридоре. Заметил, что в больнице было много раненых. Несколько человек умерли на моих глазах.

Брата прооперировали. Хирург сказал, что ему повезло. Я поинтересовался, чем его ранили — пулей, осколком гранаты или ножом. Доктор предположил, что была пуля, которая попала в ребро. А часть ребра повредила внутренние органы. И добавил, что травма тяжелая, на восстановление потребуется от 15 до 30 дней. Саяту установили два катетера. Их нужно было менять каждые три часа.  

В последующие дни мы созванивались с братом, передавали ему еду: пельмени и бульон с курицей. Он вкратце рассказал что произошло. По его словам, он шел по тротуару в сторону дома, рядом были еще какие-то прохожие. Вдруг сзади раздался хлопок. У него в ушах зазвенело. Он упал. Видимо, рядом остановилась машина, кто-то решил ему помочь. Брат не понял, от чего получил ранение.

8 января мы не смогли ему дозвониться. Пришли в больницу. Сотрудники клиники рассказали, что в 10.40 утра в больницу ворвались неизвестные люди, которые представились спецподразделением «Арлан» (казахстанский полицейский спецназ –  «МК»). Они забрали из больницы более 30 человек, среди которых оказались тяжело раненые. Пациентам не дали возможность одеться. Врачи вернули нам одежду брата, даже его трусы. Медсестры были шокированы тем, что больных выволокли подмышки голыми на мороз, прикрыв их лишь простыней.  Хотя многих пациентов нельзя было транспортировать ни в сидячем, ни тем более в стоячем положении, допускалось только в лежачем. Всех погрузили в обычную 19-местную ГАЗель и увезли в неизвестном направлении. 

В тот же день мы отправились в Департамент внутренних дел. С нами даже не стали разговаривать.

10 января со слезами и мольбами обратились к сотрудникам местного УВД. Там все-таки удосужились принять от нас заявление о пропаже человека. Но предупредили, что заниматься делом не станут: «Нам сейчас не до вас». 

Мы хотим предать огласке эту историю. До сих пор пребываем в неведении. Почему средь бела дня сотрудники силовых структур похищают людей? Под прикрытием ЧП в городе творится беспредел. Людей похищают, не дают им возможности связаться с родственниками.

Все эти дни мы пытались дозвониться до Саята. Телефон у него не отключен. Идут гудки. Но трубку никто не берет.

Недавно мы снова пришли в больницу, чтобы попросить у врачей разъяснений, как так вышло. Попросили дать историю болезни брата. С нами не хотели разговаривать. Чуть до драки дело не дошло. Позже с нами пообщался заместитель главврача больницы. Он заявил, что все сведения о пациентах и о том, в каком состоянии они находились в момент похищения дадут только в присутствии полиции. 

Мы отправились к участковому. Попросили его дойти с нами до больницы. Он отмахнулся: «Мне не до вас». Нас отфутболивают, где только можно. Мы не может понять, что теперь делать, куда двигаться.  

Если брату предъявляют какие-то обвинения, почему ничего не сообщают нам? Сейчас много людей разыскивают своих близких. В интернете пишут, что по официальным данным пропавших без вести около 30. На самом деле их более 1000 человек. Люди потеряли своих близких за три дня протестов.

Мой брат — не боевик. У него рост 1.90 и вес 61 кг. Он худощавый, спортом никогда не занимался. Саят – инвалид второй группы по зрению, у него один глаз почти не видит. Как он может быть террористом? Была озвучена цифра, что на территории Казахстана орудовали 20 тысяч боевиков. Откуда власти взяли эту цифру?  

После огласки нашей истории мы опасаемся преследований. Но у нас нет иного выхода. Нам надо, чтобы нас услышали. Может, кто-то видел или слышал, где наш родной человек. Что с ними. В каком он состоянии. Помогите, пожалуйста».

«Пациенты кричали, сопротивлялись, но их не слушали»

Вторую похожую историю рассказала Асем, которая потеряла отца.

  – 6 января пропал мой папа, Исын Мухаметалиев, – рассказывает Асем. – В обеденное время он вышел из дома в магазин, что за «Алматы Ареной». И не вернулся. Он не был в курсе ситуации в городе. Одет был налегке: тоненькая ветровка темно-синего цвета, внутри кофта белая в точку. Серые теплые штаны, черная обувь, и темная шапка. Особые приметы — седые усы, черные волосы. Смуглый, невысокого роста, с животом. Говорит только на русском. 

Из больниц Алма-Аты пропали десятки раненых, родные в ужасе

Исын Мухаметалиев

А еще он очень добрый, всегда готов прийти на помощь. Мы искали его все эти дни. Оставляли заявку на розыск. Несколько раз ездили в морги, не нашли его там. В реанимации, где лежат неопознанные, его тоже не оказалось, мне показали фотографии пациентов. В больнице среди раненых его тоже нет. Врачи сказали, что многих пациентов 8 января забрали неизвестные люди и увезли куда-то. По их словам, это были вроде омоновцы. Пока я искала своего отца, то встречала много людей, чьи близкие также вышли в магазин и не вернулись».

Сотрудница 12-й горбольницы Алма-Аты подтвердила в чате, где ищут людей, что 8 января из их больницы военные забрали пациентов с пулевыми и ножевыми ранениями: «Пациенты сопротивлялись, кричали, но их никто не слушал. Куда их забрали мы не знаем, нам никто не сообщил».

Появились новые кадры разгромленной Алма-Аты после бунта в Казахстане

Из больниц Алма-Аты пропали десятки раненых, родные в ужасе

Смотрите фотогалерею по теме

Источник: www.mk.ru

Подписаться
Уведомлять
guest
0 Комментарии
Inline Feedbacks
View all comments