Генерал Акчурин рассказал, как немец Руст уничтожил командные кадры войск ПВО СССР

«Мы не могли представить масштаб предательства»

24 декабря исполняется 90 лет первому заместителю председателя Московского городского совета ветеранов и члену президиума Союза ветеранов Войск ПВО генерал-полковнику в отставке Расиму Акчурину. На пике военного могущества СССР он возглавлял зенитные ракетные войска страны. Бывший командующий рассказал «МК» о том, почему он ушел в отставку после развала Союза, по чьей вине не сбили Матиаса Руста и какая ПВО нужна России.

Фото: Из личного архива

СПРАВКА “МК”

Расим Сулейманович Акчурин родился 24 декабря 1931 года в поселке Зангиата Ташкентской области Узбекистана. В 1949 году поступил в Ленинградский политехнический институт имени М.И.Калинина. После 2-го курса в 1951 году призван в Советскую армию. Окончил 3-е Балтийское зенитное артиллерийское училище войск ПВО, Военную командную академию ПВО. Служил в Туркестанском военном округе, Московском округе ПВО. С 1985 года командующий зенитными ракетными войсками Войск ПВО страны. В 1992 году уволен в запас по возрасту. Родной брат известного кардиохирурга, академика Рената Акчурина, которому доверили делать операцию Борису Ельцину.

— Вот вы возглавляли зенитные ракетные войска советской сверхдержавы. А могли бы сравнить возможности Войск ПВО СССР и современной ПВО России. Мы хоть приближаемся к тому уровню, который был?

— Я, конечно, слежу за тем, как развивается техника ПВО, в курсе новинок: С-350, С-400, С-500. Но количественного состава зенитных комплексов, разумеется, не знаю — уже не положено. Когда командовал зенитными ракетными войсками страны, в их составе было более 240 зенитных ракетных полков и бригад. Это внушительная цифра. Причем в каждой бригаде было по 12–16 зенитных ракетных дивизионов. Это были мощные бригады, оснащенные зенитно-ракетной техникой различного типа. И огневая плотность была большая. В случае нападения противника вероятность уничтожения его средств очень высокая.

Мне есть с чем сравнивать. Я начинал службу в 1954 году лейтенантом в зенитной артиллерийской части. Мы прикрывали урановый комбинат в Киргизии, возле городка Майли-Сай. Один отдельный зенитный артиллерийский дивизион стоял на входе в ущелье, в котором располагались этот комбинат и урановые шахты, а второй — на выходе.

Начальником комбината был генерал-майор Данилин. Я даже фамилию его помню, потому что при мне, лейтенанте, мой командир части Бочков часто произносил эту фамилию. И как-то командир ставит задачу дивизионам: «Вот звонил Данилин сейчас. Если полетит американский «Бостон», то сбить…». Дальше военно-матерным языком, чтобы было понятно, как именно сбить.

Он, вообще-то, был артиллеристом, иконостас фронтовых орденов — во всю грудь. Очень заслуженный подполковник.

СПРАВКА “МК”

Самолет «Дуглас», или «Бостон», со времен Второй мировой войны стоял на вооружении ВВС США, Великобритании, СССР. По лендлизу в СССР было поставлено более 3000 таких самолетов разных модификаций.

Генерал Акчурин рассказал, как немец Руст уничтожил командные кадры войск ПВО СССР

Расим Акчурин, экс-командующий зенитными ракетными силами Войск ПВО СССР. Фото: Из личного архива

Американские самолеты в то время, пользуясь тем, что зенитных ракет у нас еще не было, а зенитные пушки до высотных целей достать не могли, часто совершали разведывательные полеты над территорией СССР. Особенно интересовались, конечно, ядерными объектами. Конец такой практике положили только зенитные ракеты, которыми 1 мая 1960 года был сбит над Свердловском самолет U-2 с американским летчиком Пауэрсом.

Мы, конечно, изготовились. Ждем. Летит «Бостон». Открыли огонь из 16 зенитных орудий двух батарей. Море огня. По теории вероятности, на уничтожение одного самолета надо выпустить до 600–800 зенитно-артиллерийских снарядов. Я командовал своим взводом. Видел, что самолет резко маневрировал то вниз, то вверх. Пилот, видимо, сильный был. Понял, что по нему стреляют. И ушел. Мы не сбили его.

Командир части Бочков приехал, выставил строй офицеров и говорит: «Солдаты тут ни при чем. Вы не научили их воевать». И как пошел чистить! Всем досталось. Особенно прибористам. Сказал: «В боевой обстановке я бы вас расстрелял, можете не сомневаться, но сейчас другая обстановка».

А на следующий день мы узнаем, что это был… наш самолет аэрофоторазведки. Он просто без заявки летал над ущельем, фотографировал урановый комбинат. Так что ему повезло, что мы мазилами оказались.

Это я к тому, насколько возможности противовоздушной обороны выросли, когда у нас на вооружении появились зенитные управляемые ракеты. Это доказано было на Пауэрсе.

— В советское время ваши войска учились отражать массированные налеты авиации противника?

— А вы как думаете? Конечно. Причем воевали, как говорится, насмерть с нашими же авиаторами, которые выступали в роли противника.

Во время командования войсками я много учений проводил. Жизнь проходила больше на полигонах. Это Сары-Шаган в Казахстане, Ашулук в Астраханской области. Все зенитные комплексы дальнего действия работали обычно с Сары-Шагана, а на Ашулуке работали комплексы С-75, С-125.

Генерал Акчурин рассказал, как немец Руст уничтожил командные кадры войск ПВО СССР

Служба проходила на полигонах. Генерал Расим Акчурин (в центре) принимает доклады подчиненных. Фото: Из личного архива

Обычно проводили совместные учения с дальней авиацией. Они — нападающие, запускают крылатые ракеты. И стараются нас всячески принизить. Это просто болезнь такая была. До того загрубят чувствительность автопилотов, что крылатые ракеты не то что огибают рельеф местности, а утыкаются в холмы.

Помню, Петр Дейнекин — он тогда был заместителем командующего дальней авиацией — организовывал в Сары-Шагане такую атаку. Мои ракетчики готовы, ждут — и все впустую: все крылатые ракеты в бугор уперлись. Мы ни одной ракеты не пускали, а целей нет, к объекту не прошли.

СПРАВКА “МК”

Петр Степанович Дейнекин, командующий дальней авиацией ВВС СССР (1988–1990), главком ВВС СССР (1991), главком ВВС РФ (1992–1998), Герой России, генерал армии. Под его руководством на аэродромах была уничтожена дудаевская военная авиация Ичкерии.

И тут начинается перетягивание канатов: кто виноват, что делать! Это было ужасно. Я уже командовал зенитными ракетными войсками ПВО страны. Говорю Дейнекину: «Петя …, ты что творишь?»

Дальше — решение главковерха: проводить учение повторно. Тут уже авиаторы не рисковали, задали реальные параметры полета ракет. И все крылатые ракеты были положены на землю системой С-300.

Я же предварительно пролетел на вертолете весь полигон. Все маршруты посмотрел: где поставить ракетные дивизионы, где могут пойти крылатые ракеты. И спасибо вертолетчикам, они помогли мне. Я расставил силы так, что крылатые ракеты не прошли.

Тут Дейнекин мне говорит: «Слушай, не торопись докладывать своему Колдунову (главком Войск ПВО страны, Главный маршал авиации Александр Колдунов. — «МК»), потому что он обязательно позвонит моему главкому Кутахову (главком ВВС, Главный маршал авиации Павел Кутахов. — «МК») — и все! Пойдет шум страшный. Я тебя очень прошу».

Я говорю: ладно, как сотоварищ, до вечера не буду докладывать, а вечером — если будет в кабинете, доложу. Если нет — то уже завтра. И тут уже бедный Дейнекин ходил, соображал, как доложить Кутахову, чтобы не очень попало. Так мы с ним в Сары-Шагане мучились.

Понятно, что в целом общее дело выигрывало. Противостояние зенитчиков и авиаторов было только на пользу обороне. У СССР были сильнейшая ПВО и сильнейшая авиация. Но ревность была жуткая…

Генерал Акчурин рассказал, как немец Руст уничтожил командные кадры войск ПВО СССР

Работа с молодежью — главная забота советов ветеранов. Фото: Из личного архива

— Да, но потом были развал Союза и армии… Какие чувства испытывали, когда видели, что огромная система ПВО — многоэшелонированная, со всеми радиолокационными полями — рушилась? Что чувствовали?

— Ужасно было обидно. Мы даже в плохом сне не могли допустить, что все так будет. Меня часто родные потом упрекали: вы, военные, должны были подняться, поднять голову. Но я не допускал, что до такого дойдет. Я был уверен в силе Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза.

В августе 1991 года при мне разговаривал Третьяк (замминистра обороны СССР, главком Войск ПВО. — «МК») с Язовым (министр обороны СССР при Горбачеве маршал Дмитрий Язов. — «МК») и говорил: «Что вы творите? Вы же власть! Решительнее надо».

Этот разговор был в присутствии всех членов военного совета Войск ПВО. Начальник политуправления Войск ПВО тоже по телефону предлагал министру: введите танки, арестуйте всех, вам будет благодарность людей.

Никто не мог предположить такой масштаб предательства и безответственности.

— А перед этим же еще была эпопея с самолетом Руста. Что тогда произошло?

— Скажу грубо: Руст бы яйца свои не нашел, если бы решительнее были некоторые командиры ПВО. Я в тот день был в составе комиссии главкома Войск ПВО, проверял как раз Таллиннскую дивизию ПВО по итогам зимнего периода обучения.

СПРАВКА “МК”

Матиас Руст — немецкий пилот-любитель. В возрасте 18 лет перелетел на легкомоторном самолете «Цессна» из Гамбурга через Хельсинки в Москву. 28 мая 1987 года (День пограничных войск СССР) приземлился на Большом Москворецком мосту. Был обвинен судом в хулиганстве и приговорен к четырем годам лишения свободы. В 1988 году освобожден по амнистии, вернулся в ФРГ. Полет Руста привел к массовым отставкам советского военного руководства.

Утром меня встречает командир дивизии и говорит: вот такая история произошла вчера вечером. Говорю: подожди, почему вечером не доложили? «Ну вот, товарищ командующий, я как-то не придал этому значения». Представляете?!

После доклада командира дивизии я выехал в дивизионы, которые сопровождали нарушителя.

Сопровождали Руста! Зенитная система С-200 сопровождала и С-125. От него бы ничего не осталось. Одной ракетой бы его сбили. И попадание было бы точное! Абсолютно!

Я разобрался с материалами объективного контроля, показавшими беспровальное сопровождение нарушителя и готовность к уничтожению «гостя».

Спрашиваю командира дивизиона: «Почему не открывали огня?» — «А команды не было, товарищ командующий». — «Подожди, — говорю, — ты представь, что враг летит, ты же сопровождаешь его, видишь, что на сигнал «свой-чужой» не отвечает! Как же ты можешь? Ты же командир огня! Понимаешь?» — «Команды не было, и по легкомоторным самолетам открывать огонь мы не имеем права».

Вот такой примитивный доклад в одном дивизионе. Может, и подготовил его командир дивизии так говорить — не знаю. Но, короче говоря, были два дивизиона, через которые самолет Руста прошел, как говорится, с нулевым параметром. Там была стопроцентная вероятность уничтожения нарушителя. Полностью! И никто бы даже шума не поднял! Ну сбили и сбили.

— Что ж это было — бардак перестроечный, расслабленность или горбачевская эйфория — «мир, дружба, жвачка»?

— Не знаю, может, все вместе. Как мне потом рассказывали, генерал в главкомате Войск ПВО, которому первому доложили, что легкомоторная «Цессна» летит, умнее ничего не придумал, как сказать: «Вы разберитесь, может, это гуси летят?».

Как могут гуси с севера лететь на юг? Май месяц — гуси летят с юга на север!

Вместо того чтобы спуститься на центральный командный пункт Войск ПВО и там разбираться на месте, он эту «утку» выдал всем командным пунктам — 6-й отдельной армии ПВО, Московскому округу ПВО. Два кольца комплексов С-300 было вокруг столицы.

Короче говоря, прошляпили. Один истребитель только видел, и он доложил четко, что это легкомоторный самолет типа «Цессна». Но ему было приказано сесть. Если бы оперативный дежурный без боязни доложил не случайному генералу, а главнокомандующему Войск ПВО, как это ему положено было сделать, главком бы спустился на ЦКП и принял бы решение либо к принуждению к посадке этого самолета, либо к его уничтожению! Решительность Главного маршала авиации Александра Ивановича Колдунова была известна еще со времен Великой Отечественной. В 1945 году он был уже дважды Героем Советского Союза.

— Многих генералов сняли?

— Сильно подкосили командный состав Войск ПВО. Снято с должности было очень много генералов. Из членов военного совета Войск ПВО страны остался я и начальник штаба, который был в момент ЧП в отпуске. Кстати, того генерала, который запустил версию про стаю гусей, повысили. Вроде бы он был земляком Горбачева, чуть ли не с одной улицы с ним.

Был снят главком Войск ПВО главный маршал авиации Колдунов. Он в тот день был уже дома, а в это время звонок — Руст на Красной площади. Представляете его состояние? Я был у него примерно через год после отставки. Министр обороны поручил его поздравить с днем рождения. Под 9 мая он родился. Я ездил его поздравлять. Он уже был без одной ноги. У него был диабет, и на нервной почве он развился бурно. Потом и вторую ногу отрезали, и он умер. Достойный военачальник. А все из-за Руста.

— После 1991 года вы не захотели служить дальше?

— В 1991 году я написал рапорт на увольнение. Меня пригласил на заседание высшей аттестационной комиссии секретарь Совета безопасности Юрий Владимирович Скоков. Хороший человек был. Беседа была очень долгой. Просили остаться, помочь наладить систему. Но я сказал: «Нет, я не хочу быть при развале Войск ПВО, который начался!».

Генерал Акчурин рассказал, как немец Руст уничтожил командные кадры войск ПВО СССР

Фото: Из личного архива

Вот такой простой пример. Скажем, дальневосточное направление у меня прикрывало более 180 зенитных ракетных дивизионов. Осталось 18! Представляете, в десять раз сократить активный род войск — зенитные ракетные войска! Понятно, что ракетные комплексы без эксплуатации, в режиме хранения, теряют свои боевые качества.

Все это было тяжелым ударом и для зенитных ракетных войск, да и в целом Войск ПВО.

— Как вам боевые возможности современных комплексов ПВО?

— Это удивительно! Высота обнаружения целей до 500 километров. Это же вообще немыслимо! Дальность обнаружения воздушных целей увеличилась, уже не говоря об огневых возможностях. И, наверное, правильно делают, что уходят от старой системы управления. Она все-таки свое отслужила и сейчас никак не может действовать эффективно. Мне рассказывали, сколько зенитных ракетных полков могут быть объединены в одну систему. Вы не представляете, какая это мощь под единым управлением. Это легко сказать, но представляю, как трудно было сделать ученым, конструкторам. Это правильно, что президент, военное руководство противоракетной обороне столько внимания уделяют, развитию зенитных ракетных войск.

— А если бы довелось с президентом встретиться, что бы покритиковали?

— Да хоть учебники истории. Недавно в нашем совете ветеранов я проводил семинар с людьми, которые возглавляют систему пропаганды в окружных ветеранских организациях. Обсуждали как раз отношение к истории Великой Отечественной вой­ны. И опять ругали школьные учебники, в которых о Сталинградской битве несколько строк только напечатано. Многие вещи даже не перечислены. История — мертвая! И ведь Владимиру Владимировичу Путину уже на каком-то совещании об этом говорили. А ничего же не изменилось.

Почему-то сбой происходит в системе исполнения. Надо, чтобы прислушивались к мнению ветеранских организаций. Мы же не критиканством занимаемся. Мы хотим, чтобы Россия была мощной страной, великим государством.

Ну и, конечно, считаю, что войска воздушно-космической обороны должны быть самостоятельным видом Вооруженных сил. И его надо развивать. Надо систему ПВО укреплять. Это система сохранения государства, не говорю уже о городах или важных объектах.

Вспомните Великую Отечественную, 1941 год. Тогда Сталин все сделал, чтобы вокруг Москвы создали непреодолимую систему ПВО. Мощная система зенитного огня была создана, истребительная авиация, зенитная артиллерия, аэростаты заграждения, маскировка. Да, некоторые немецкие самолеты прорывались. Но это не идет ни в какое сравнение, например, с тем, какой ущерб немецкая авиация нанесла английским городам или с последствиями бомбардировок союзников по немецким городам. Надо помнить уроки истории!

Источник: www.mk.ru

Подписаться
Уведомлять
guest
0 Комментарии
Inline Feedbacks
View all comments