«Дети не должны страдать»: как устроен рынок суррогатного материнства в России

В конце декабря Видновский городской суд рассмотрит иск о признании недействительными свидетельств о рождении двух детей от суррогатной матери. Младенцы были обнаружены в подмосковной квартире в январе этого года. Местные органы опеки и попечительства хотят добиться, чтобы данные генетических родителей-филиппинцев убрали из документов, поскольку иностранцы из-за пандемии COVID-19 и закрытых границ до сих пор не забрали детей. По версии истцов, это значит, что филиппинская пара не выполняет родительские обязанности. В аналогичной ситуации, как считают адвокаты, могут оказаться около 300 младенцев, рождённых от суррогатных матерей в России. Подробности — в материале RT.

«Дети не должны страдать»: как устроен рынок суррогатного материнства в России

  • © Callaghan O’Hare

24 декабря Видновский городской суд Московской области рассмотрит иск органов опеки и попечительства к Хамовническому отделу ЗАГС о признании недействительными свидетельств о рождении суррогатных детей. Истец требует убрать из документов указания на генетических родителей-филиппинцев в качестве матери и отца младенцев. Об этом RT сообщил адвокат иностранцев Игорь Трунов. По его мнению, опека хочет лишить филиппинцев их родительских прав, даже не привлекая их и их законного представителя к участию в деле.

По словам адвоката, двух близнецов, в чьих документах в качестве родителей были указаны вице-спикер палаты представителей конгресса Филиппин Фредениль Эрнаес Кастро и его супруга Джейн Тан Кастро, изъяли из квартиры в Одинцовском районе Подмосковья в начале этого года. С тех пор они содержатся в видновском Доме ребёнка.

Трунов отмечает, что учреждение отклоняет его запросы и не отвечает на просьбы о предоставлении возможности навестить младенцев.

По его словам, органы опеки пытаются оспорить свидетельства о рождении детей, поскольку младенцы якобы безнадзорные. Основанием для подачи иска указано то, что супруги Кастро не обращались в органы опеки и попечительства с заявлением о передаче им детей.

«Сложилась абсурдная ситуация — оспариваются оригиналы, подлинники свидетельств о рождении, выданные Хамовническим ЗАГСом и хранящиеся в детском доме, только на основании того, что родители детей не забирают. Это при том, что семья обратилась в суд. Но когда мы просим разъяснить, почему при всех документах детей не отдают родителям, почему следствие бездействует, то нам в этом отказывают. При этом следствие не сомневается, что дети действительно от филиппинцев, потому что не требует дополнительных экспертиз, хотя мой подопечный готов прилететь и дополнительно сделать анализ ДНК, чтобы подтвердить отцовство», — отмечает адвокат.

11 эпизодов, 14 детей

Напомним, в январе 2020 года в одной из квартир посёлка ВНИИССОК Одинцовского района Московской области было обнаружено тело новорождённого мальчика. По одной из версий, младенец умер из-за синдрома внезапной смерти новорождённого. По другой — у него с рождения была диагностирована кефалогематома (родовая травма в области головы).

Врач Юлиана Иванова, одна из обвиняемых по делу о торговле детьми, в ходе проверки СИЗО №6 заявила членам ОНК Москвы об угрозах в её…

Кроме того, по тем же данным, с момента установления беременности и до родов женщины ежемесячно получают небольшую сумму на питание и иные расходы (около 20 тыс. рублей) плюс пара тысяч — доплата за многоплодную беременность. Если рождается несколько детей, то соответственно растёт и итоговый гонорар: к обычным 1,2—1,3 млн рублей прибавляется ещё порядка 130—150 тыс. Если беременность прерывается или замирает не по вине суррогатной матери, то она лишается гонорара, но получает определённую выплату: в зависимости от срока сумма колеблется от 5 тыс. до 50 тыс. рублей.

С 28—30-й недели будущие мамы чаще всего переезжают в квартиры или дома, которые арендует агентство. Как правило, они живут там вместе с другими участницами программы, но некоторые компании разрешают селиться вместе с родными детьми. После родов женщина пишет отказ от ребёнка, разрешение на то, чтобы в свидетельстве о рождении указали данные генетических родителей, и после выписки из медучреждения обязательства суррогатной матери считаются выполненными.

Ольга решила пойти в программу, чтобы закрыть большой долг и разобраться с квартирным вопросом. Её знакомая, Мария (имя изменено), также стала суррогатной матерью по финансовым соображениям, когда оказалась улице одна с двумя детьми: «По-другому за такой короткий срок эти деньги не заработаешь. А так и себе помогла, и другой семье». Сейчас она перешла на должность агента, набирает новых участниц для программы.

«Мамочек нахожу через рекламу в соцсетях, в газетах, когда-то просто развешиваем объявления на досках. Плюс работает сарафанное радио. Из Москвы и Подмосковья, по крайней мере в нашем агентстве, меньше всего участниц, в основном приходят из Липецка, Воронежа, Орла», — рассказала Мария RT.

По её словам, агентств и клиник, которые оказывают услуги суррогатного материнства, очень много: «Только в Москве их, наверное, штук 20». Генетические родители — в основном россияне, но из иностранных граждан Марии чаще всего встречались американцы.

Закрытые границы

Дети с генетическими родителями-иностранцами оказались в наиболее уязвимом положении из-за закрытых на время пандемии COVID-19 границ.

«К сожалению, российские органы опеки не приняли надлежащих мер по своевременному выявлению этих детей и обеспечению им надлежащих контролируемых условий пребывания, — говорит адвокат Ольга Зиновьева. — Поэтому полагаю, что случаи обнаружения квартир с неучтёнными детьми могут повториться. По оценкам суррогатных агентств, сейчас в России около 300 таких детей».

«Дети не должны страдать»: как устроен рынок суррогатного материнства в России

  • © Serhii Akhtemiichuk

В частности, только в Санкт-Петербурге по состоянию на 31 октября ждали своих генетических мам и пап 92 малыша, из них родителями 30 младенцев являются граждане КНР, рассказали в аппарате регионального детского омбудсмена в Санкт-Петербурге.

«До конца года по договору о суррогатном материнстве должно родиться ещё 39 малышей. Если гуманитарный рейс не состоится или органами государственной власти не будет разработан и реализован иной механизм воссоединения детей с их биологическими родителями, 31 декабря 2020 года в Северной столице 131 ребёнок встретит Новый год без своих пап и мам», — добавили там.

Без организации транзита дети с высокой вероятностью попадут в государственные учреждения и в банки данных на усыновление. Впрочем, региональный детский омбудсмен Анна Митянина говорит, что граждане КНР могут получить однократные визы на медицинские услуги: «По такой форме сейчас почти 15 семей находятся на территории Петербурга. Их документы переданы в Главное управление по вопросам миграции МВД России, чтобы они могли с детьми вернуться на родину по маршруту Москва — Пекин. Один из родителей уже забрал своего ребёнка из Дома ребёнка №3».

Аналогичной схемой воспользовались и в Карелии. В августе в Петрозаводском перинатальном центре суррогатная мать родила ребёнка для китайской пары, подписала разрешение на указание их данных в свидетельстве и ушла из роддома.

«Положение патовое: вписать в свидетельство о рождении китайских родителей нельзя, потому что они не могут приехать, — комментировал ситуацию региональный детский омбудсмен Геннадий Сараев. — А суррогатную мать нельзя, потому что в этом случае ребёнок официально становится её сыном. Ну, приняли самое «мудрое» решение: пока вообще не оформлять свидетельство, пусть штрафуют».

В итоге иностранцы смогли оформить визу для лечения или ухода за родственниками и спустя три месяца оформили свидетельство о рождении малыша. Им также пришлось сделать ещё один ДНК-тест для властей Китая. Сейчас семья готовится к возвращению домой.

Изменения в нормативных документах

По данным адвоката Ольги Зиновьевой, следствие ведёт поиск иных эпизодов, которые могли бы быть рано или поздно объединены с основным делом: «Мне известно, что интерес следствия вызывают и не состоящие в браке или партнёрстве с женщинами мужчины, чьи дети были рождены суррогатными матерями, и одинокие женщины, являющиеся юридическими матерями детей, рождённых суррогатной матерью с использованием полностью донорского эмбриона. Отдельно следует отметить, что все эпизоды, которые легли в основу уголовного дела, хронологически произошли до пандемийных транспортных ограничений».

Само по себе суррогатное материнство является вполне легальным видом вспомогательных репродуктивных технологий, продолжает адвокат.

«Существование и поддержание жизни в этом деле, очевидно, вызывает то обстоятельство, что в ряде спорных программ использовались половые клетки, чью принадлежность следствие по-прежнему не установило, ряд программ выполнялся для лиц, которые не имеют генетической связи с ребёнком или для так называемых одиноких мужчин (на мой взгляд, корректнее было бы называть их мужчинами, не состоящими в браке или партнёрстве с женщинами, поскольку одинокими они зачастую не являются). Полагаю, что как только следствие установит это обстоятельство, уголовное преследование по части эпизодов должно быть прекращено само собой», — отмечает Зиновьева.

При этом так называемое частичное донорство (использование донорских половых клеток матери и собственных — отца либо наоборот) с 1 января 2021 года, как ожидается, будет официально разрешено указом Минздрава РФ.

Соответствующие изменения в нормативных документах необходимы и для родителей-иностранцев, считают юристы.

«Родителям-иностранцам часто рекомендуется находиться на территории России в течение всего периода ведения беременности, чтобы исключить потенциальные трудности и споры в будущем, поскольку отечественное законодательство в части обращения иностранцев к вспомогательным репродуктивным технологиям, мягко говоря, небезупречно», — рассказала RT партнёр и руководитель практики «Особых поручений» коллегии адвокатов Pen & Paper Екатерина Тягай.

Практика суррогатного материнства не закреплена в едином законе, добавляет уполномоченный по правам ребёнка в Москве Ольга Ярославская.

«С мая в федеральном правительстве идёт активная работа по урегулированию этой системы, — пояснила она RT. — Например, введение специальных типовых виз — не туристических и не трудовых — для будущих родителей, потому что они приезжают за ребёнком вдвоём, а уезжают уже втроём. Дети от суррогатных матерей продолжают рождаться, и они не должны страдать. Донести это до исполнительной власти — наш долг».

Источник

Подписаться
Уведомлять
guest
0 Комментарии
Inline Feedbacks
View all comments